15 августа 2022

Песенное наследие Решетиловщины, которое так легко потерять

Related

Как городок Опошня на Полтавщине стал известен на весь мир

Опошня - самый туристический поселок Полтавщины. Музей-заповедник на 7...

«Лариса и команда» или почему в волонтерстве без юмора никак

Заходим на кухню местной школы, слышен громкий женский смех,...

Share

Сложно назвать село в Украине, где люди не пели бы. Такова уж мы уникальная нация! Но год за годом, изо дня в день современный песенный продукт упорно вытесняет, так сказать, песни архаические. Они исчезают в небытии вместе с сельчанами-старожилами, которые уходят в засветы… И мало кто из современников задумывается, что этот исчезающий пласт народного наследия с каждым днем, с каждым человеком и с каждой песней, которую человеческая память десятилетиями бережет, все труднее спасти. Об одной из таких сельских историй в материале на сайте ipoltavets.com.

Немного истории о селе на Решетиловщине с самым мягким названием

Истоки истории села Мякеньковка Решетиловской городской территориальной громады, что в Полтавской области, как считают местные историки, берут начало в 2 четв. 17 в. По словам сельского учителя-историка Юрия Якимчука, происхождение названия села точно не установлено. Но по преданию существует минимум два его объяснения. Согласно первому, на территории Мякеньковки когда-то были поселения пастухов. Стойбища их скота в частности размещались на правом берегу реки Говтва, где впоследствии и возникло село.

Первые поселенцы, возделывая землю под будущие урожаи, установили, что почвы в этой местности очень мягкие и поэтому пахать на полметра вглубь и даже больше можно было легко. Такая особенность, невероятно важная для земледельцев, и повлияла на наименование будущего села. В частности, об этом в свое время вспоминали старожилы Ф.П.Грицай и И.П.Педашенко.

Также, по словам Юрия Якимчука, существует и вторая версия предпосылок возникновения такого «ласкового», «мягкого» топонимического названия. Мол, в годы господства польской шляхты на Правобережной Украине свободолюбивые украинские казаки не хотели повиноваться польским магнатам и бежали на свободные земли Левобережья и земли московского государства. В те времена трое казаков, которые имели фамилии Мякенький, поселились на территории, где расположено современное село.

А по фамилиям первых поселенцев к нему навеки «приросло» и будущее название. Такое мнение зафиксировано в свое время в преданиях местных жителей Т.М.Дудченко и П.Я.Пробийголовы. С течением времени в селе появились и другие фамилии, потому что естественно начали образовываться новые родственные связи и родословные. Но фамилия Мякенький до сих пор встречается как в упомянутом селе, так и в других населенных пунктах Решетиловщины.

Впоследствии история фиксирует возникновение вокруг Мякеньковки ряда хуторов или так называемых уголков (Педаки, Грицаи, Пороваи, Конотопы, Бортники, Горбляны и собственно Мякеньковка) и свободных казацких поселений (Шрамки, Кононы, Харченки, Бодни, Бардаки, Борюхи, Подгорянка). Большинство созвучных этим названиям фамилий до сих пор функционируют в Решетиловской общине. А вот соседние Величковщина и Михновка (ее, находясь в Решетиловке в 1845 году, посетил народный Гений и Пророк Тарас Шевченко) были крепостными селами…

Народное творчество — это зов сердца

Сельские участники самодеятельности в советские годы

Но каким бы ни было в древние времена село: к счастью свободным, или к беде крепостным, в нем рождалось, жило, передавалось от поколения к поколению народное творчество. В том числе и песенное. К сожалению, сегодня в исторических документах можно найти лишь небольшие зерна информации о культуре в этом селе.

Так, в Мякеньковке в 1920-х годах насчитывалось 85 дворов. Как писала газета «Большевик Полтавщины» (№31724 за 29 января 1929 года): «…культпросветительная работа поставлена ​​должным образом. Есть 3-х комплектная школа, где учатся дети, начиная с 8 лет, с полной нагрузкой работает ликбез, действуют школа политграмоты и кооперативная школа. В таком окружении развернул свою работу сельстрой — очаг культуры на селе». Но несложно предположить, что любовь и тяготение к народной песне зарождались и росли именно в семейных традициях сельчан, а потом уже трансформировались в жизнь культурных организаций и учреждений культуры.

Намного позже неоднократно здешние женщины-старожилы, общаясь с потомками, часто вспоминали песни своего детства и молодости.

“Слава Богу, сина оженила, 

Слава Богу, сина оженила! 

Слава Богу, невістку діждала!

Тепер же я не топитиму, 

Тепер же я не варитиму!”,—  вспоминала в свое время слова старой свадебной песни местная жительница М.Ф.Савенко (на фото ниже в центре).

Или еще такую ​​свадебную:

“Ой, на горі вишня, під горою м’ята. 

Скажіть, добрі люди, де сватова хата?”.

Знала певчая женщина и старинные песни-проводы в рекруты, немало народных лирических (семейно-бытовых и социально-бытовых, как теперь их называют в народоведческой науке).

«Ой, чук-чук, съела баба… ежика…»

Учительница Т.Г.Грицай любила петь старинные печальные песни о любви. Например фрагмент:

“Ой, там за гаєм, за гаєм

Стелиться в полі туман.

Ой, там козак з дівчиною

В темному гаю гуляв…”.

Или:

“Ішли воли із діброви, а овечки з поля.

Розмовляла молода дівчина з козаченьком стоя…

Куди їдеш-відїжджаєш, сизокрилий орле?..”.

С удовольствием пела о радостной и печальной любви и Т.А.Поровай:

“Не співай, не співай ти, дівчино,

Як та пташка в зеленім гаю.

Бо я чую ще й дуже сумую,

Що до тебе я більш не прийду…”.

Н.Ф.Мякенькая до седой старости прекрасно помнила примеры детского фольклора. Сейчас в научной литературе их называют потешки, забавки, чукикалки. Это небольшие поэтические песенные произведения, которые взрослые когда-то исполняли, лаская младенцев или перед тем как присыплять деток или во время потех-подбрасываний. Вот некоторые из них:

“Ой, чук-чук, наловив дід щук.

А бабуся пліточок, годувати діточок”.

***

“Ой, чук-чук, з’їла баба їжачок.

Не вкололась, не вдавилась, тільки Богу помолилась”.

****

“Ой, коте мій котку, не ліз на колодку, 

Бо зломиш головку та буде боліти, нічим завертіти.

Іди, мамо, на базар та купи нам шовку в’язати головку!”.

****

“Чи я тобі не казала, Василю, Василю,

Купи мені намистечко та й на білу шию.

І васильки мої, і Василь при мені,

Василеве серденько сподобалося мені”.

****

“Чи я тобі не казала, кучерявий хлопче,

Що до мене інший ходить, доріженьку топче?

Нехай топче, нехай топче, аби не ледащо.

Хоч битиме мене мати, та знатиму за що”.

Многие давние песни пела и У.И.Бодня (на фото ниже справа). Особенно любила спеть с дочкой “Очі сині та сині дала мати дівчині…”.

Знали местные жители и немало древних колядок, щедривок, жатвенных песен и других обрядовых произведений народного календарного цикла. Петь для них всегда было большим счастьем и великой душевной отрадой. Но все вышеупомянутые женщины, к сожалению, уже покойны…

И можно с грустью сказать, что вместе с ними безвозвратно в засветы отошли и упомянутые и множество других неупомянутых в этой статье песен и бесценных образцов народного фольклора.

Аматоры села, которые сейчас хранят народную песню

Еще вроде совсем недавно, когда в Мякеньковке действовал дом для одиноких престарелых людей, вечерами из его двора звучали, долетая высоко в небо и до соседних улиц старинные песни. Прошло… И песни… И деятельность учреждения…

На одном из недавних Дней села в Мякеньковке.

Надежда на тление огня народного творчества еще живет в местном доме культуры, где нередко собираются зрелого возраста активисты (на фото выше) и не дают народной песне навсегда уйти в небытие. А еще песенные традиции живут в отдельных сельских семьях, но таких в Мякеньковском старостате, к сожалению, совсем немного.

.