15 августа 2022

Полтавская Сапфо

Related

Как городок Опошня на Полтавщине стал известен на весь мир

Опошня - самый туристический поселок Полтавщины. Музей-заповедник на 7...

«Лариса и команда» или почему в волонтерстве без юмора никак

Заходим на кухню местной школы, слышен громкий женский смех,...

Share

Ею восхищались и осуждали. О ней слагали легенды и до сих пор поют ее песни. Полтавка Маруся Чурай никогда не вызывала однозначного отношения к себе, но осталась во веки в истории Полтавщины и страны как несравнимая украинская Сапфо. Почему так считают историки, исследователи культуры и, в частности, ее творчества? Почему она живет в веках? Об этом расскажет сайт ipoltavets.com.

Поющая красавица «в чисто малорусском стиле»

Народная певица родилась примерно в 1625 году (это времена Хмельнитчины) в Полтаве, то есть в Полтавском посту, в казацком роде чиновника Полтавского добровольного конного казацкого полка, полкового есаула Гордия Чурая. Дом Гордиев стоял на берегах Ворсклы. Недалеко от того места где в 1650 году основали известный Крестовоздвиженский монастырь, возвышающийся и по сей день. Ее смелый отец-патриот — непримиримый враг польской шляхты — был казнен в Варшаве, так как он попал в плен в битве против поляков 1638 года. Народ по гибели смелого есаула, которого очень любил, даже посвятил ему песню. Вот цитата из нее: “Орлику, сизий орлику, молодий Чураю! Ой, забили ж тебе ляхи та в своєму ж краю!”.

Марусе тогда шел всего 14 год. И она в тот период испытывала благосклонное народное отношение к своему отцу, как к герою, и к себе, и к матери-вдове. Любили девушку краяне, вероятно, и за волшебную красоту, певческий и песнотворческий талант и сочувствие. Песни ею творились очень легко, а стихами могла говорить-приговаривать даже в будничном разговоре. Как писал известный деятель А.Шаховской: “…красивые глаза ее горели, как огонь в хрустальной лампаде, лицо было белое, как свеча, а голос. Ах, что это за голос был! Такого звонкого и сладкого пения не слышно даже от киевских бурсаков!”.

Хотя точно представить внешность Маруси Чурай не просто, но часто в литературе приводят, как описывал славную полтавчанку Алексей Шкляревский, писатель периода ср. ХІХ века. Он называл ее настоящей красавицей “в чисто малорусском стиле”. Отмечал, что была «меленькая», стройная, с маленьким, рельефно очерченным под вышиванкой бюстиком. С приветливым выражением загорелого и в то же время румяного личика, а на нем карие глаза с длинными веками, под густыми бровями и маленький ротик с белыми, как перламутр зубками, закрыт, как красный мак, розовыми губками. Волосы Чураивны были черные как смола. Свою роскошь она заплетала в густую широкую косу, достигающую колен. Говорят, Шкляревский еще в детстве бывал у писателя-прозаика Г.Квитки-Основьяненко, где и видел портрет Чураивны.

Не советовала Грицю идти на вечерницы, но не послушал…

Маруся Чурай — первый известный автор фактически первой женской и романтической лирики в Украине. Ее определенным образом сравнивают с Сапфо. Это древнегреческая поэтесса, композитор и музыкант, которую философ Платон назвал «десятой музой». Главные темы ее творчества касались, любви, эротизма и женской красоты (а еще она тоже как первопроходец вошла в историю литературы. Однако, как поэтесса, воспевавшая… однополую любовь).

Наверное, Маруся Чурай обладала чрезвычайно чувствительной натурой. Ведь творчеством реагировала на личные переживания и все, что задевало ее женскую душу. Чураивна является автором более четырех десятков песен. Самые известные среди них — “Віють вітри, віють буйні”, “Сидить голуб на березі”, ”Засвистали козаченьки”, “Зелененький барвіночку”, “На городі верба рясна”, “Шумить-гуде дібровонька”. И интересно, что они остались в истории, дошли до современников благодаря какому-то неизвестному… бухгалтеру. Мужчина по фамилии Селегень, который вел счетные дела, решил в 1853 году записывать эти песни в рукописный альбом и добавил туда приписку, мол, эти песни написаны: «Марусей, дочерью бравого полтавского урядника Гордия Чурая».

А еще Чураивне приписывают авторство песни «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці». И в этом контексте больше всего любопытства у литературных исследователей, критиков и у простых людей вызывает личная жизнь Маруси. Кто из вас не помнит трагическую историю ее любви?

Маруся была красавицей и закономерно нравилась парубкам. Очень сильно ее любил реестровый казак Полтавского полка Иван Искра. Но он таил свои чувства, потому что знал, что его возлюбленная света не видит за сыном полкового хорунжего Грицьком Бобренко. Говорят, они даже тайно обручились. Четыре года Маруся ждала с войны любимого. Но красавец парень, испытывая большое влияние собственной матери, женился на другой — племяннице Мартына Пушкаря, дочери богатого есаула Федора Вишняка Ганне (Гале) Вишняковной (Вишняк). И Гриць очевидно не скрывал от Маруси намерений и пособничества матери. А это ей доставляло большую боль, как и случаи, когда Гриць не приходил на обещанные свидания. И боль Маруся изливала в песнях. Например, фрагмент:  “Ой, боже ж мій, боже, милий покидає, Милий покидає, іншої шукає! До іншої ходить, з іншою говорить, Мене, молодую, до славоньки вводить”.  Под «славонькой», вероятно недоброй, подразумевалось то, что по тем временам быть обрученной, означало быть отданной навеки человеку с которым прошла этот обряд, и доброй славы расторжение таких отношений девушке точно не обещало. Но народные рассказы говорят, что песни девушку не спасали. Маруся отправилась топиться в Ворскле, но была спасена Иваном Искрой (об этом отмечал и А.Шаховской).

Спасена добрым отцовским именем, Искрой и самим Хмельницким

Маруся снаружи не выказывала своих огромных страданий. И однажды, увидев молодых супругов, впоследствии призвала Гриця на разговор. А тогда, если верить в том числе и словам знаменитой песни (“Ой, не ходи, Грицю, тай на вечорниці, бо на вечорницях дівки-чарівниці!”), во время вечерниц… отравила того, кто причинил ей страшную боль. А если бы он не пришел, пересказывают, что выпила бы зелье сама…

Вскоре народную любимицу приговорили к смертной казни (вероятно, лето 1652 года). Когда на центральную площадь Полтавы привезли и вытащили на помост едва сознательную Марусю в кандалах, в толпу порвался всадник (говорят, это был влюбленный Иван Искра) на усталом коне. По народным преданиям именем гетмана Богдана Хмельницкого приговор был отменен. (К слову, талантливый полководец и мудрый государственный деятель Б.Хмельницкий возглавил освободительную войну украинского народа против польской шляхты, которая началась в 1648 году и в которой в одном из полтавских полков воевали Иван Искра и Грицько Бобренко). А.Шаховской писал, что Марусю помиловали, а вместо этого учли «главу ее отца, погибшего за Родину». Документ до сих пор хранится в материалах казацкого законодательства ХV-XVII  веков в Центральной научной библиотеке Академии наук Украины. А написано там следующее: “В уме никто не губит, кого искренне любит. Следовательно, и наказывать без ума не приходится, а потому приказываю засчитать голову полтавского чиновника Гордия Чурая, отрубленную врагами нашими, ради чудесных песен, которые она сочиняла. В дальнейшем без моего приказа смертных приговоров не производить. Марусю Чурай из-под стражи уволить”.

По одной версии Чураивна после того осунулась и в том же году умерла от чахотки. Другая версия говорит, что девушке было тяжело оставаться в Полтаве, она много путешествовала, а умерла в каком-нибудь русском монастыре… ​​Ей было всего 28 лет. Вероятно, похоронена в Полтаве…

.